Рак прямой кишки история болезни

Рак толстой кишки: истории от онкопроктолога

Рак прямой кишки история болезни

– Я сам тоже задаю такие вопросы, – откровенничает онкохирург. – Начинать надо с себя, насколько ты готов пройти колоноскопию. И почему показать врачу причинное место (анус. – Прим. авт.) может не каждый.

Для своевременного лечения это определенная проблема. В результате мы зачастую сталкиваемся с поздним обращением пациентов и с запущенными формами онкологии.

Ведь при 1-й стадии выздоровление возможно в 90 процентах случаев, а при 4-й – выживаемость до 5 лет, по нашим данным, достигается лишь в 20–25 процентах случаев.

Нам надо как-то стимулировать людей проходить такие обследования. Потому что и в развитых странах, и у нас в Казахстане с каждым годом растет заболеваемость колоректальным раком. Среди причин – гиподинамия, плохая экология, алкоголь, курение, нездоровое питание, много рафинированных жирных продуктов, фастфуд.

Например, при переваривании красного мяса в отличие от белого в кишечнике вырабатываются такие токсины и канцерогены, которые способствуют образованию злокачественных опухолей толстой кишки. Зачем обследовать кишечник?

И вот какие данные стекаются в КазНИИОиР со всей республики: в 2006 году больных с колоректальным раком в стране было выявлено 2 328. По ранжиру и частоте заболеваемости он находился на 5-м месте.

А через 11 лет, в 2017 году таких больных выявлено уже 3 131 человек.

На 800 человек, или на 30 процентов, возросла заболеваемость! И по ранжиру этот вид онкологии поднялся вверх после рака легкого, молочной железы у женщин и рака простаты у мужчин.

Чего боятся люди?

– Конечно, когда приспичит, человек волей-неволей бежит к нам! Если уже боли в животе, кровянистые выделения, похудел и прочее… Но это, как правило, далеко не начальная, а терминальная стадия, пограничное состояние между жизнью и смертью, – продолжает Марат Кузикеев. – Скрининг рака толстой кишки в нашей стране бесплатно проводится в поликлиниках по месту прикрепления с 2011 года. На протяжении 8 лет.

Он включает в себя два момента. Первый – неинвазивный безболезненный FOB-N-тест, тест на скрытую кровь в кале. Причем все проходит очень гигиенично: из пластикового флакона вынимают стержень. Его погружают в утренний кал испытуемого, затем возвращают обратно в цилиндр тестера с раствором.

Потом флакон тестера открывают с обратной стороны и получившийся раствор капают на планшет. Процедуру можно сравнить с тестом на беременность. Подождав 3–5 минут, смотрят на планшет. Если на нем проявилась одна полоска, все хорошо.

Если две, значит, нужно срочно бежать к врачу и проходить фиброколоноскопию, поскольку есть вероятность, что это кровит опухоль.

Опухоль толстой кишки – это вырост на слизистой. Когда каловые массы проходят по кишечнику, то чисто механически начинают сдирать часть опухоли, так выделяется кровь. Ее и определяет FOB-N-тест.

– И что же тут страшного?

– Есть такой аппарат в виде зонда или гибкой трубки, который через анальное отверстие заводится в просвет толстой кишки и проникает до ее окончания, до слепой кишки. Это второй этап скрининга. Внутри зонд полый.

И через его просвет можно вводить определенные инструменты для верификации образований, которые есть в толстой кишке, и их удаления. На конце зонда – камера и лампа освещения. Идет визуальный осмотр всей полости толстой кишки. Если выявляются какие-то изменения, они фиксируются, щипцами забирается биопсийный материал.

Если есть полипы, их удаляют прижиганием током. То есть происходят термокоагуляция полипов, их срезание и бескровное удаление.

– Получается, за один прием проводят и обследование, и частичное лечение?

– Да. Примерно так же, как исследуют желудок или проводят коронарографию. Только при лечении сосудов сердца проводник, через который либо заводят стент, либо производят другие манипуляции, вводят через просвет артерии. А тут зонд заводят через просвет толстой кишки.

– Так просто, что не стоит и бояться?

– Абсолютно не стоит. Правда, кто получал такую процедуру, отмечали некоторую ее болезненность. Неприятные ощущения бывают, когда воздухом раздувается брюшина. Но все это терпимо! Я сам обследовался, а заодно проверил, что чувствуют мои пациенты.

Что такое полип, откуда берется?

– Полип – это доброкачественная опухоль на внутренней стенке кишки, – объясняет доктор Кузикеев, – которая потенциально может переродиться и превратиться в рак в течение 5 лет.

Поэтому, если удалим эту доброкачественную опухоль в самом начале, мы избавим пациента от вероятности заболеть раком толстой кишки в ближайшее время.

Вот против рака легкого или поджелудочной железы такую профилактику сделать невозможно, даже если соблюдать диеты и не курить.

Там вообще неизвестно, из чего произрастает опухоль, а тут, удалив полип, мы убережем человека от рака толстой кишки! Такая прямая зависимость.

И чем чаще мы будем проводить колоноскопию, тем меньше у нас будет людей с раком толстой кишки. Поскольку именно полипы на 98 процентов приводят к колоректальной онкологии. А на анальные трещины и геморрой приходится всего два процента вероятности возникновения этого вида злокачественных опухолей.

– А раковых очагов может быть много?

– В своей практике у одной из пациенток я видел 4 вида рака одновременно. Рак вульвы, рак шейки матки, рак сигмовидной и поперечной кишки. Такое бывает при глубоком поражении иммунной системы. Мы прооперировали и вылечили эту женщину. Сейчас она наблюдается. Возраст где-то между 50–60 годами. Среди причин, насколько я помню, был в том числе фактор психогенной травмы.

При наличии какого-то шока, стрессовых ситуаций, таких как гибель родственника или потеря любимой работы, при сложном стечении обстоятельств бывает, что через 3–6 месяцев у пациентов обнаруживают злокачественную опухоль.

Очень страшно, когда заболевают дети. Была у нас одна девочка. Когда я ее оперировал, ей было 17 лет. Очень бледная, анемичная. У нее был запущенный рак толстой кишки, который уже распространился на соседние органы. Операция была большая комбинированная.

А начиналось с чего? Боли-то не было, поскольку внутри толстого кишечника почти нет нервных рецепторов. Но она худела, бледнела. Взрослые думали, может, на учебе перенапряглась, и не обращали внимания. Но главное, что ее мама погибла в 40 лет от рака, и тоже толстой кишки.

Вот так проявилась наследственность у ребенка!..

– Девочку мы прооперировали, – продолжает доктор. – Удалять пришлось не только саму опухоль, но и пути ее распространения по организму. В ее случае пришлось провести еще резекцию части мочевого пузыря.

Рак чем коварен – он, как ржавчина, проедает все насквозь. И органы, и сосуды, и костную ткань.

Но ей повезло, что не было отдаленных метастазов и поражений легких и печени. Если бы это случилось, прогнозы для жизни были бы совсем негативные.

– Она могла погибнуть в течение двух-трех месяцев?

– Да. Но этой девочке мы помогли. Потому чувствуем большую удовлетворенность от своей работы. Ведь, когда оперируешь ребенка, все проходит намного эмоциональнее, чем со взрослыми. Душа и тело против рака

И была у нас бабушка, 91 год. У пожилых другие проблемы. У них поражения бывают не только со стороны самого органа – толстой кишки, но и сердца, легких и много чего еще. К такому возрасту изнашивается весь организм. И оперировать – это большой риск.

Но мы рискнули, вырезали опухоль, сшили части толстой кишки, и она теперь благополучно ходит в туалет естественным образом. Такие реконструктивные операции делать возрастным пациентам очень опасно. Но у нас все прошло удачно, мы довольны.

Хотя еще в прошлом веке шла речь о целесообразности подобных операций. И такие случаи чаще всего пускали на самотек.

Это я к чему? К тому, что оперироваться и лечиться от рака толстой кишки в любом возрасте сейчас можно и нужно. И обязательно проходить скрининги, особенно после 50 лет.

– Вы проходили?

– Да, хотя мне только 47. Возраст для прохождения скрининга у нас принят 50–70 лет, когда идет пик роста этого заболевания. Но раз я требую и убеждаю людей проходить колоноскопию, должен сам ее испытать.

Причем прошел без обезболивания. Перенес нормально. Теперь 3–5 лет буду спокоен, что у меня нет рака толстой кишки. А потом, возможно, еще пройду.

В медицине есть определенные правила, которых надо придерживаться, тогда будешь жить долго и счастливо!

– В Европе, Америке пациенты более дисциплинированные, чем наши?

– Там тоже много запущенных случаев. То есть колоноскопии боятся не только у нас. А вот в Японии другая ситуация.

Там эта процедура, как и исследование пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки, является обязательной даже при приеме на работу.

Такова у них государственная программа по раннему выявлению онкологии и оздоровлению нации. Поэтому колоректальный рак у них выявляется в основном на ранних стадиях.

У нас же пока даже на бесплатное обследование в день открытых дверей и в прошлом, и в этом году, например, в КазНИИОиР в Алматы пришли меньше сотни человек! И это на весь двухмиллионный город!

АЛМАТЫ

Источник: https://www.caravan.kz/gazeta/rak-tolstojj-kishki-istorii-ot-onkoproktologa-530972/

Борьба с раком прямой кишки. История Юлии Верняевой

Рак прямой кишки история болезни

Юлия Верняева, Ростов-на-Дону, 35 лет

Диагноз: рак прямой кишки

О себе и о диагнозе

В 2015 году, спустя почти год после родов меня обнаружили плоскоклеточный рак прямой кишки на самой ранней стадии. Онкологи и радиологи дали надежду на излечение. Тогда и начался мой ад. Я прошла два курса облучений, химию пила в таблетках.

«Побочка» после облучений была просто невыносимая, но все это не дало положительного результата. Точнее, сначала опухоль вроде ушла, но спустя пару месяцев вернулась в еще больших размерах.

Единственным выходом в моей ситуации была ампутация прямой кишки, вместе со сфинктерами, и выведение пожизненной стомы.

Жить с мешочком в боку я не хотела и боролась до последнего. Поскольку традиционная медицина не оправдала моих надежд, я скептик по натуре, стала пробовать ВСЕ: знахарей, экстрасенсов, травы, яды, сыроедение и далее по списку. Результат был, но невелик.

Быстро вылечить рак такими способами невозможно, а времени ждать у меня не было, поскольку место локализации опухоли не позволяло жить обычной жизнью.

 Меня мучали нечеловеческие боли – я не могла есть, ходить, крепко сидела на обезболивающих и была полностью привязана к постели.

За время «изучения точек на потолке» и «ломания зубов о пододеяльник от нечеловеческой боли» в моей голове произошла полная смена жизненных ценностей.

Я поняла, насколько раньше не ценила свою прекрасную во всех отношениях жизнь: как глупо было расстраиваться по мелочам, грустить из-за плохой погоды или депрессировать от однообразности будней. Только пережив весь этот ад, можно было понять, какое же это счастье – просто жить без боли. Неважно даже где, с кем и как.

Просто идти своими ногами туда, куда ты хочешь, пить кофе, есть еду, видеть мир таким, какой он есть, широко открытыми глазами, а не жмурясь от боли и безуспешных попыток найти место», чтобы хоть немного передохнуть.

Я целыми днями переписывалась с врачами из разных мировых клиник. Пыталась поймать надежду на какой-нибудь другой исход. Ужасно не хотелось становиться инвалидом.

Благодаря финансовой помощи добрых людей мы съездили в Израиль (в Ихилов), где сказали, что в Ростове надо мной ставили нечеловеческие опыты. Вместо традиционного мирового лечения (облучений и введения химии в вену), меня облучали, потом поили таблетками и параллельно с облучениями вводили химию в прямую кишку.

Последнюю процедуру, когда в пораженную раком и окровавленную от лечения и ожогов область ануса, и без того измученному человеку вводят химию, а потом еще какой-то фаллосовидный нагревающий инструмент, в Израиле назвали фашистскими методами и уверили, что нигде в мире ничего подобного с пациентами не совершают.

Комментирует резидент Высшей школы онкологии, абдоминальный хирург Артем Гаврилюков

Плоскоклеточный рак анального канала (или прямой кишки) – болезнь относительно редкая.

Для этой локализации существует стандарт лечения (в случае, если изначально не было обнаружено метастазов опухоли), который предполагает химиолучевую терапию – комбинированное лечение радиацией и химиотерапией).

При таком подходе  до 80% случаев – по данным NCCN guidilenes – опухоль дает полный ответ и «исчезает». Соответсвенно, таким пациентам операция сразу не нужна – только при рецидиве (возвращении болезни).

У Юлии, по-видимому, так и получилось – после лечения опухоль спрогрессировала (увеличилась) и понадобилась операция. Несмотря на то, что было также выбрано сочетание химиотерапии и лучевой терапии, режим лечения провели не по мировому стандарту, а по разработанной в конкретной клинике методике.

По-хорошему, врач перед началом лечения должен проинформировать пациента обо всех вариантах лечения. Если невозможно по какой-то причине использовать стандартный подход, также дать об этом знать пациенту. Пациент, в свою очередь, не должен стесняться задать вопрос своему врачу обо всех доказательных альтернативах, которые ему доступны..

Еще одно важное замечание. Если пациенту предлагают участие в клиническом исследовании, врач обязан проинформировать пациента о целях, методах и ожидаемых результатах. Человеку обязательно должны объяснить, как будет отличаться лечение в рамках исследования от стандартного, а также на какие результаты пациент может рассчитывать – как позитивные, так и негативные.

Однако время было уже упущено, максимальную дозу радиации я уже получила и единственным спасительным исходом оставалась радикальная операция. Собрать гигантскую сумму денег в короткий срок на операцию в Израиле не представлялось возможным, да и российские хирурги – одни из самых лучших. Я стала готовиться к операции в родном Ростове-на-Дону.

Благодаря длинному пути в поисках волшебного излечения я внутренне смирилась с мыслью стать инвалидом и сумела принять всю эту ситуацию спокойно, без истерик и депрессий. Просто я сделала все, что было в моих силах, чтобы себя спасти. Возможно, не пройди этот путь, а сразу побежав на хирургический стол, я бы потом всю жизнь мысленно корила себя за то, что так чего-то и не попробовала.

6 октября 2016 года меня удачно прооперировали в ростовском онкоинституте. И, несмотря на такую радикальную меру, я вышла из-под наркоза с облегчением и улыбкой. От меня отсекли рак, от меня отсекли боль и страдания. И вместе с раком я рассталась с той частью себя, которая вечно мешала мне быть по-настоящему счастливой.

Теперь-то я знала, как дорого стоят все наши привычные будни, какое это счастье вставать с постели, без боли и страха идти в туалет, умываться, одеваться, ехать на работу, вдыхать воздух улицы и просто быть здесь и сейчас, не отвлекаясь на физические муки.

Я оценила природу вокруг, перестала отвлекаться на всякую ерунду и искренне счастлива от того, что могу просто жить.

Юлия на отдыхе после операции

Как с вами общались врачи?

Мою болезнь заочно диагностировал проктолог в платной клинике, куда я обратилась, когда почувствовала что-то неладное в своем организме.

Как только встал вопрос делать биопсию, мы сразу же через родственников и друзей вышли на знакомых врачей, поэтому я не была обделена вниманием и вежливым отношением.

Но как только приходилось ответвляться от «блата», я моментально попадала в беспощадный конвейер, в котором врачи не испытывают к пациентам ни доли эмпатии. Особенно заметно это было в контрасте с израильским медперсоналом.

Есть подозрение, что в наших мединститутах врачей специально учат отвечать на все вопросы с сарказмом и иронией, обесценивая переживания и страхи пациентов.

Здесь ты просто «никто» и не заслуживаешь ни грамма жалости, потому что таких, как ты вагон и маленькая тележка. Мне ужасно не хватало простого сочувствия.

И практически каждый раз, задавая вопросы о своем здоровье, я чувствовала себя беспомощной идиоткой, натыкаясь на едкий сарказм.

Понимали ли вы, что вам делать и куда идти, когда узнали, что у вас рак? Что вам помогло найти эту информацию?

Большую часть информации о том, куда бежать, что и как делать, люди узнают в очередях больничных коридоров от таких же, как они, или от знакомых врачей, или положив в кармашек медсестры «маленькое бумажное спасибо». По-другому никто никогда вам ничего не будет объяснять и разжевывать. В лучшем случае протараторят, а успел ты запомнить или нет – твои проблемы. Времени нет. Пациентов очень много.

На самом деле, это огромная проблема нашей российской действительности – человеку пытаются лечить тело, уничтожая его душу.

Я думаю, что и без того напуганные собственным диагнозом пациенты, находящиеся в состоянии шока от всего происходящего, просто не в состоянии запомнить и понять какие-то бюрократические механизмы. Врачей тоже можно понять.

Они вынуждены постоянно пребывать в состоянии стресса между «умирающими» людьми и обязанностью соблюдать очень сложный бумажный учет.

У нас в стране для каждого действия нужно какое-то подтвержденное порою несколькими специалистами основание для этого действия. Замкнутый круг и никому ненужная беготня.

У нас люди лишний раз не хотят идти к врачу, чтобы не попадать в этот ужасный водоворот. А именно не сделанная вовремя диагностика и приводит к такому высокому проценту онкобольных.

Где вы искали и ищете информацию о вашем заболевании?

Как и многим другим людям, мне проще найти информацию о заболевании и лечении в интернете, чем обращаться в медучреждение. Потому что даже записаться на прием к врачу – это целый квест.

Что вы хотели бы изменить в системе здравоохранения?

Мне очень не хватает в нашей медицине простоты и доступности. Я очень хочу, чтобы всю эту систему оптимизировали до такой степени, чтобы каждый человек в любой момент мог просто пойти и сдать анализы или сделать УЗИ, МРТ. И все это без лишних бумажек и беготни. Почему-то в платных клиниках все это доступно, а в бесплатных не представляется возможным.

Источник: https://media.nenaprasno.ru/articles/sobytiya/borba-s-rakom-pryamoy-kishki-istoriya-yulii-vernyaevoy/

История болезни по хирургии – рак прямой кишки

Рак прямой кишки история болезни
Подробности

Клинический диагноз:

Основное заболевание: Стенозирующий рак прямой кишки, частичная кишечная непроходимость.

Сопутствующие заболевания: ИБС, стенокардия напряжения, вегетососудистая дистония, варикозное расширение вен нижних конечностей по смешанному типу, хронический гастрит.

I. Паспортная часть

1. Фамилия, имя, отчество: —

2. Пол: женский

3. Возраст: 55 лет (19.01.1956)

4. Постоянное место жительства: город Новошахтинск

5. Профессия: пенсионерка

6. Дата поступления: 7 апреля 2011 года

II. Жалобы (при поступлении):

– тенезмы;

– задержка стула и газов;

– выделение крови и слизи со стулом;

– похудание;

– общая слабость.

III. История настоящего заболевания (Anamnesis morbi)

Считает себя больной в течение года, когда впервые появились вышеуказанные жалобы (тенезмы, выделение крови и слизи со стулом, общая слабость, похудание), которые постепенно нарастали. В марте 2011 года обратилась к проктологу по месту жительства (г. Новошахтинск), при ректоскопии выявлена стенозирующая опухоль прямой кишки.

IV. История жизни (Anamnesis vitae)

Краткие биографические данные:

Родилась в срок 19 января 1956 года в г. Новошахтинск. Росла и развивалась соответственно возрасту.

Семейно-половой анамнез: месячные с 14 лет, установились сразу, через 28 дней, по 4 дня, умеренные, безболезненные. Менопауза в 53 года. Климактерический период протекал без особенностей.

Трудовой анамнез с 2011 года на пенсии. Профессиональных вредностей на предыдущих местах работы не отмечает.

Питание: регулярное, трехразовое, калорийное, разнообразное.

Вредные привычки: не курит; алкоголь по праздникам; другие – отрицает.

Перенесенные заболевания: О перенесенных в детстве заболеваниях больная не помнит. ИБС, стенокардия напряжения, вегетососудистая дистония, хронический гастрит. Другие перенесенные заболевания (в том числе туберкулез, инфекционные заболевания, болезни печени, почек, сердца и др.), ранения отрицает.

Эпидемиологический анамнез: В контакте с лихорадящими и инфекционными больными, в эндемических и эпизоотических очагах не была. Переливания крови, ее компонентов и кровезаменителей не проводилось.

Аллергологический анамнез: непереносимость лекарств, вакцин и сывороток отрицает.

V. Наследственность Не отягощена

VI. Настоящее состояние (Status praesens)

Общее состояние – удовлетворительное, сознание – ясное, положение – активное, телосложение – нормостеническое, повышенного питания, рост – 166 см, масса тела – 90 кг, осанка – правильная, походка – нормальная.

Температура тела нормальная, выражение лица – спокойное

Кожные покровы нормальной окраски, чистые. Оволосение по женскому типу. Видимые слизистые нормальной окраски. Ногти: форма правильная, цвет ногтей розовый, исчерченности нет.

Подкожно-жировая клетчатка развита умеренно, с наибольшим отложением жира на животе. Отмечается небольшая симметричная пастозность на ногах. Болезненность и крепитация при пальпации подкожно-жировой клетчатки отсутствует.

Лимфатические узлы: Подчелюстные лимфатические узлы увеличены, мягкоэластической консистенции, смещаемые: затылочные, околоушные, над- и подключичные, подмышечные, локтевые лимфоузлы не пальпируются.

Зев чистый, не гиперемирован, миндалины не выступают из-под передних дужек, негиперемированные. Язык нормального цвета, не обложен.

Мышцы развиты удовлетворительно, тонус сохранен, болезненности и уплотнений при пальпации нет.

Кости не деформированы, болезненности при поколачивании нет.

Суставы не деформированы, дефигурации нет, объем активных и пассивных движений в пределах физиологической нормы.

Органы дыхания: число дыханий 16 в минуту. В легких дыхание везикулярное, патологических шумов нет.

Сердечно-сосудистая система: пульс 76 уд. В минуту, ритмичный, нормального наполнения. Артериальное давление 140/90. Сердечные тоны приглушены, ритм правильный. Варикозное расширение вен нижних конечностей по смешанному типу. Трофических изменений кожи нет.

Органы пищеварения: живот не вздут, мягкий, безболезненный при пальпации, опухолевидных образований в брюшной полости не определяется. Симптомов раздражения брюшины нет. Перистальтические шумы вялые, тошноты, рвоты нет. Шум «плеска» не определяется. Зубы санированы. Печень не увеличена, желчный пузырь не пальпируется. Селезенка не увеличена.

Мочеполовая система: дизурии нет, почки не пальпируются.

Эндокринная система: щитовидная железа не увеличена, пальпаторно без узловых образований.

Нервная система: сознание ясное, со стороны 12-ти пар черепномозговых нервовочаговых изменений не выявлено.

Глаза: жалоб нет. ЛОР-органы: без воспалительных явлений.

VII. Предварительный диагноз

Стенозирующий рак прямой кишки, частичная кишечная непроходимость.

VIII. Обоснование диагноза

О наличии частичной кишечной непроходимости говорят следующие данные: нарушение выделения испражнений и газов, тенезмы.

О наличии рака прямой кишки говорят следующие данные: выделение крови и слизи со стулом, похудание, общая слабость.

Больной показана ректоскопия, УЗИ брюшной полости, ЭГДС, БАК, ОАК, ОАМ, анализ системы гемостаза. В случае подтверждения диагноза рекомендована операция с последующим гистологическим исследованием.

IX. Дифференциальный диагноз

– доброкачественные опухоли прямой кишки (полипы, миома, фиброма, меланобластома и др)

– опухолевые метастазы

– геморрой

– инфекционные поражения прямой кишки (сифилис, туберкулез)

Операция (13.04.2011г, 12:00-14:40)

Передняя резекция прямой кишки.

Под комбинированным обезболиванием выполнена нижнее-срединная лапаротомия. При ревизии патологических изменений со стороны печени, желудка, поджелудочной железы, петель тонкой кишки не обнаружено. Опухоль прямой кишки верхним полюсом располагается над тазовой брюшиной, прорастает все слои кишечной стенки.

Пальпаторно размеры ее до 6 см в диаметре. По тазовой брюшине вокруг опухоли – явление канцероматоза. Лимфатические узлы по ходу верхних прямокишечных сосудов не прощупываются. Имеется плотный, увеличенный до 2 см в диаметре узел в углу между левой общей подвздошной и нижней полой веной.

Парааортальные лимфатические узлы не пальпируются.

Интраоперационный диагноз: рак прямой кишки, метастатическое поражение паракавального лимфоузла, канцероматоз тазовой брюшины..

Нижние брыжеечные сосуды пересечены и лигированы у основания с удалением увеличенного паракавального лимфоузла. Произведена мобилизация сигмовидной кишки и прямой в пределах фасциально-клеточного футляра на 5 см дистальнее нижнего полюса опухоли с иссечением пораженной тазовой брюшины.

Мобилизованная часть толстой кишки резецирована, опухоль удалена. Наложен сигмо-ректальный анастомоз конец в конец двухрядным швом ручным способом. Ушито окно в брыжейке кишки. Брюшная полость промыта антисептиками, осушена. В полость малого таза установлен дренаж через нижний угол раны.

Рана брюшной стенки послойно ушита. Асептическая повязка.

Операционный препарат – участок толстой кишки с опухолью, отдельно лимфатический узел.

Счет инструментов и салфеток верный.

Назначения.

1. Цифран 200 мг х 2 раза в/в

2. Флагил 500 мг х 2 раза в/в

3. Реглан 2,0 мл х 3 раза в/м

4. Обезболивание, инфузионная терапия.

Источник: http://fundamed.ru/ib-s/180-istoriya-bolezni-po-khirurgii-rak-pryamoj-kishki.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.